VoirNotice
SeeNotes
См. Пояснительную записку
RUS Numéro de dossier
File-number
Номер досье № 67306/13
COUR EUROPÉENNE DES DROITS DE L’HOMME
EUROPEANCOURTOFHUMANRIGHTS
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Conseil de l’Europe — Council of Europe
Strasbourg, France — Страсбург, Франция

REQUÊTE
APPLICATION
ЖАЛОБА

présentée en application de l’article 34 de la Convention européenne des Droits de l’Homme,
ainsique des articles 45 et 47 du Règlement de la Cour
under Article 34 of the European Convention on Human Rights
and Rules 45 and 47 of the Rules of Court
в соответствии со статьей 34 Европейской Конвенции по правам человека
и статьями 45 и 47 Регламента Суда

IMPORTANT: La présenterequêteest un document juridique et peut affecter vosdroits et obligations.
This application is a formal legal document and may affect your rights and obligations.
ВАЖНО: Данная жалоба является официальным юридическим документом и может повлиять на Ваши права и обязанности.

I. LES PARTIES
THE PARTIES
СТОРОНЫ
A.LE REQUÉRANT / LA REQUÉRANTE
THEAPPLICANT
ЗАЯВИТЕЛЬ

(Renseignements à fournirconcernant le / la requérant(e) et son / sareprésentant(e) éventuel(le))
(Fill in the following details of the applicant and the representative, if any)
(Данные о заявителе и его представителе, при наличии такового)
1. Nom de famille / Surname/ Фамилия заявителя ГЕРИЕВА (АКАЕВА)
2. Prénom(s) / First name(s) / Имя (имена) и отчество ТАМАРА КУМУКОВНА
Sexe: masculin/fémininSex: male/female Пол: мужской / женский
3. Nationalité/Nationality/Гражданство РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
4. Profession/Occupation/Род занятий ПЕНСИОНЕР
5. Date et lieu de naissance / Date and place of birth / Дата и месторождения 18.04.1954 г.
г. Кизил-Кия, Ошской Области, Киргизская ССР
6. Domicile / Permanent address /Постоянный адрес РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ, КАБАРДИНО-БАЛКАРСКАЯ РЕСПУБЛИКА, г.ТЫРНЫАУЗ, проспект, ЭЛЬБРУССКИЙ, 27/ 1
7. Tel. № / Номер телефона +7 928 078 40 12
8. Adresseactuelle (sidifférente de 6.)
Presentaddress(ifdifferentfrom 6. /Адрес проживания в настоящее время (если отличается от п.6) см. пункт № 6
9. Nom et prénom du / de la représentant(e)*
Name of representative* / Имя и фамилия представителя* –
10. Profession du / de la représentant(e)
Occupation of representative / Род занятий представителя –
11. Adresse du / de la représent
Address of representative / Адрес представителя –
12. Tel. №/ Номер телефона Fax № / Номер телефакса –
В.LA HAUTE PARTIECONTRACTANTE
THE HIGH CONTRACTING PARTY
ВЫСОКАЯ ДОГОВАРИВАЮЩАЯСЯ СТОРОНА
(Indiquer ci-après le nom de l’Etat / des Etatscontre le(s) quel(s) la requêteestdirigée)
(Fill in the name of the State(s) against which the application is directed)
(Укажите название государства, против которого направлена жалоба)
13. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
* Si le / la requérant(e) estreprésenté(e) joindreune procuration signée par le / la requérant(e) en faveur du / de la représentant(e).
A form of authority signed by the applicant should be submitted if a representative is appointed.
Если заявитель действует через представителя, следует приложить доверенность на имя представителя, подписанную заявителем.
II.EXPOSÉ DES FAITS
STATEMENT OF THE FACTS
ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ
(Voir § 19 (b) de la notice)
(See § 19 (b) of the Notes)
(См. § 19 (б) Пояснительной записки)
14.1. В данном разделе изложены обстоятельства, касающиеся заявленных в настоящей Жалобе нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция). В тексте даются ссылки на приложения в соответствии с их нумерацией в разделе 21 настоящей Жалобы.
14.2. Я, ГЕРИЕВА ТАМАРА КУМУКОВНА, (в девич. АКАЕВА) родилась 18.04.1954 г. в Кыргызстане, в ссылке в семье спецпереселенцев. Решением нескольких руководителей политической и исполнительной власти, без суда и следствия депортированы целые народы от детей грудного возраста до глубоких стариков. В не приспособленных для перевоза людей в вагонах для скота, как рассказывала моя мама о перенесенных трудностях, нас везли более 20 дней, теряли близких и не могли похоронить их, умерших конвоиры выбрасывали на ходу поезда. Нас содержали в антисанитарных условиях соответствующих нормам уголовного наказания, как содержание в колонии поселении. Все представители балкарского народа, в том числе и мои родители, были подвергнуты политическим репрессиям по национальному признаку в марте 1944 года, по их рассказам, в Средней Азии от голода и холода умирали наши предки, а их трупы на санках везли ели стоящие на ногах, от голода родные, а за частую люди умирали семьями и хоронить их было не кому, так уничтожали наше прошлое и будущее.
С началом Великой Отечественной войны в 1941г. балкарский народ руководством республики подвергся тотальной мобилизации всего мужского населения в возрасте от 16 до 55 лет. Из 58-тысячного населения было мобилизовано 17302 чел. (или 30% от общей численности всего народа).
Несмотря на это, руководство республики и 37-й Армии, сдавшие хорошо подготовленный к обороне город Нальчик фашистам, в этом и в пособничестве врагу оклеветали балкарский народ. Это же командование допустило уничтожение пяти селений Черекского района из 2700 женщин, детей и стариков, а руководству страны предложило выселить всех балкарцев с Кавказа.

Черекская «Хатынь»
О беларусской Хатыни знает весь мир. Вокруг Черекской до сих пор возвышается «китайская стена» – молчание. Между тем, что произошло в конце ноября 1942 года в селениях Черекского ущелья Сауту, Глашево, Мухол, Огъары Чегет в сто крат страшнее: в Белоруссии зверствовали враги, фашисты,
здесь – свои.
С. Логинова – журналист

8 марта 1944 года, когда ещё продолжалась война, а балкарцы-фронтовики в том числе и мой отец, сражались и погибали, защищая свою большую Родину-СССР, балкарцы – женщины, старики, дети и вернувшиеся с войны раненые инвалиды в течение дня были погружены в вагоны для перевозки скота и вывезены в непривычные для них климатические условия Средней Азии и Казахстана, где в первые два года от голода, холода и болезней погибла ещё одна треть народа.
В условиях незаслуженного, оскорбительного позора, в состоянии унижения и необоснованной подозрительности я и мой народ находился 13 лет, пока 9 января 1957 года Верховные Советы СССР и РСФСР не издали Указы о возвращении балкарцев на историческую родину, необходимости восстановления их национальной автономии, с преобразованием Кабардинской АССР в Кабардино-Балкарскую АССР. В Кабарде эти Указы были продублированы только 28 марта 1957 года (спустя 78 дней) и только в части названия республики. И эту унизительную дату определили «Днём возрождения балкарского народа»(!)
26 апреля 1991 года был принят Федеральный закон «О реабилитации репрессированных народов», но, как бы в ней не предписывалось, экономическая, территориальная, политическая реабилитация балкарского народа не состоялась. Не восстановленными остались 76 селений и четыре района балкарского народа, где балкарцы компактно проживали до преступной депортации в 1944 году. Правда, были реабилитированы 482 из 486 балкарцев, которые в 1944 году были списочно и огульно определены как бандиты и предатели.
Для безусловного соблюдения российской законности и сохранения КБР, как единого субъекта РФ только при обязательном выполнении всех условий предусмотренных Постановлением ВЦИК РФ РСФСР от 16.01.1922г. объединившем, Балкарию с Кабардой, с закреплением этих принципов в Конституции Республики, либо соответствии с п.3 ст.5 Конституции РФ, ст.1 «Международного пакта о гражданских и политических правах»; ст.1 «Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах»; ст.3, 4 и 5 «Декларации ООН о правах коренных народов» реализации неотъемлемого права балкарского народа на образование республики Балкария в составе РФ, провозглашенной еще в 1991 году Первым съездом балкарского народа и подтвержденным общенародным референдумом, и II съездом старейшин балкарского народа 11.10.2
008 года. Альтернативы самоопределению балкарского народа (в любой вышеуказанной форме) нет, так как он на протяжении многих лет убедился, что некоторые положения Конституции и Федеральных законов, касающихся так или иначе балкарского народа на КБР не распространяются, а противостоять этому с помощью местного законодательства не представляется возможным.
У балкарского народа отсутствует самостоятельное право инициирования вопроса об объединении путем укрупнения с другими соседними субъектами РФ, например, со Ставропольским Краем как это происходило с 1827 года по 1921 год в Терской области Российской Империи.
Дважды (в 1957-60г.г. и 1993-2000г.г.) выделенные из бюджета страны огромные денежные средства для возрождения балкарского народа были в основном с ведома руководства республики разворованы, а незначительная часть использована в местах, где балкарцы и не проживали. Селения и районы, где компактно проживают балкарцы, и ныне финансируются из бюджета КБР по остаточному принципу.
Неоднократные обращения к руководству республики и страны, во все федеральные органы о неисполнении вышеуказанного Закона результатов не дали.
В дополнение к этому власти республики, в которых балкарцы представлены бесправным меньшинством, под предлогом исполнения Федерального закона №131-ФЗ от 6.10.03г. и в его нарушение 27.02.05г. приняли Законы КБР №12-РЗ и №13-РЗ, лишив балкарский народ права на территории расселения, определив их межселенными, сопредельными, отгонного животноводства. Под предлогом укрупнения лишены муниципального статуса несколько балкарских селений, с отторжением от них прилегающих земель. Лишили народ пастбищных и сенокосных угодий, возможности занятия животноводством, как основным источником жизнеобеспечения.
В условиях поголовной безработицы среди балкарского населения, за весь период с 1922 года в Балкарии не было создано ни одного промышленного производства, а территория превращена в сырьевой придаток для остальной части республики. Наша балкарская молодежь прикладывает все усилия, чтобы получить образование, а в результате с дипломами в руках не могут найти соответствующей работы. В частности, мой сын юрист окончив на красный диплом Университет, работал заправщиком днем, барменом вечером.
В 2007 году Конституционный Суд РФ в своих решениях дважды признал вышеуказанные дискриминирующие балкарский народ законы КБР антиконституционными, противоречащими Федеральному законодательству и подлежащими отмене. Но это до сих пор не выполнено властями КБР. Многочисленные жалобы и обращения в высшие органы власти страны и её субъекта от имени балкарских депутатов и в Государственной Думе и в муниципальных Советах, от всех Глав местных администраций балкарских поселений, от руководителей духовных религиозных общин всех селений, от балкарских писателей и деятелей культуры, от лидеров общественных организаций «Алан», «Балкария» и Совета старейшин балкарского народа, резолюции многочисленных собраний и сходов, местных референдумов и митингов, акты вынужденных протестных голодовок игнорируются носителями коррупционной власти, в нарушение Федерального закона остаются без ответов и какой-либо реакции, что приводит к выводу о длящемся геноциде балкарского народа.
Кроме этого, планы создания в КБР некоего туристического кластера уже чреваты жесточайшим экоцидом территорий Балкарии, чему свидетельствуют начатые издевательства над природой Национального парка на северных склонах Эльбруса.
Балкарский народ, осознавая, что в нынешних условиях он не может «достучаться» до руководства России, что у него нет правовых механизмов и отсутствуют законодательные возможности защитить свои права и интересы, сохранить свою территорию расселения, язык, историю и культуру, что геноцид, начатый в 1922г. и особенно в 1944г., продолжается, первоначально поручил своей общественной организации – Совету старейшин балкарского народа направить усилия на самоопределение балкарского народа в соответствии с ч.3 ст.5 Конституции РФ, хотя бы в рамках КБР и до сих пор действующего Федерального закона от 16.01.1922г., объединившего Кабарду и Балкарию в одном субъекте.
В целях выполнения данного общенародного наказа и с учётом решений 1-го общебалкарского съезда и референдума 1991года, Совет старейшин, использовав право, предоставленное ему ст. 106 Конституции КБР, инициировал перед Парламентом КБР рассмотрение законодательного предложения о приведении Конституции и законодательных актов КБР в соответствие с объединившим Балкарию с Кабардой Федеральным законодательным актом от 16.01.1922г., имеющим в соответствии со ст.15 и 76 Конституции Российской Федерации высшую юридическую силу прямого действия. Однако это законодательное предложение уже год «гуляет» в парламентских кабинетах.
Убедившись в том, что в рамках КБР права балкарского народа будут постоянно ущемляться, ни одна проблема не будет решена, его интересы не будут учитываться и он никогда не сможет «докричаться» до руководства страны, не будет решаться вопрос возвращения территорий расселения и сохранения его, как этноса, балкарский народ на своих сельских сходах и собраниях решил поручить своим общественным организациям инициировать самоопределение народа, но уже обособленно от Кабарды, но обязательно в составе Российской Федерации. Правовое основание к этому шагу: ч. 3 ст. 5 и ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ст.ст. 1-3 Европейской Декларации о политических, экономических, социальных правах…
Для осуществления этого обратиться с данным требованием к руководству страны (Президент, Федеральное Собрание РФ). При игнорировании данного обращения или не рассмотрении этого вопроса, обратиться за помощью и содействием к Российской и международной общественности, правозащитным организациям, в Международный суд справедливости при ООН, в Европейский суд по правам человека, к странам тюркского мира с просьбой рассмотреть вопрос о праве балкарского народа на самоопределение в составе Российской Федерации.
Мой отец Акаев Кумук Султанбекович, прошел две войны, Финскую и Отечественную. Когда он вернулся с фронта вся грудь была в орденах и медалях, с именным пистолетом. Но его так же унизили как и весь мой балкарский народ, и в числе всех переселенцев, поставили под контроль комендатуры. После демобилизации Кумук Султанбекович Акаев разыскал родных в кир¬гизском городе Кызыл-Кия. От встретившейся на вокзале девушки из своего села узнал, что здесь умерли от голода мама, бабушка, брат и сестра, а два других брата вернулись с войны инвалидами. Не озлобился и не сломился солдат после пережитого горя. Так как он был грамотным, устроился горным мастером на угольную шахту и до возвра¬щения на родину самоотвержен¬но работал там. Многие и по сей день, благодарны ему за то, что он поддерживал и помогал им в тяжёлые дни депортации.
Но и по возвращению на историческую родину пришлось жить в нечеловеческих условиях, так как имущество и собственные дома, из которых были выселены мои родители, нам не вернули. Я и наша многодетная семья из 10 человек, долгое время жили в скотном сарае, потом нам выделили две маленькие комнатки в бараке. Родители мои – подорвали свое здоровье, поскольку были вынуждены в ссылке работать на тяжелых работах. Поэтому я, мои братья и сестры не имели в их лице опоры и поддержки. Семья моя голодала. У нас у всех подорвано здоровье. Два моих брата умерли молодыми (32 года и 51 год). Это последствия депортации. Мои умершие братья, Валера и Виктор, я и моя младшая сестра Роза, с двухмесячного грудного возраста (послеродовой отпуск в то время давали два месяца) росли в шахте под землей на глубине тысячу метров. Бедная наша мама носила нас в шахту заворачивала нас в фуфайку, и мы с ней вместе по две смены в сутки находились под землей, так как мы не застали своих бабушек и дедушек, которые до нашего рождения умерли от голода, холода и тоски по Родине, за нами дома не кому было присматривать. В результате мы все больные и не известно через сколько поколений, выправится мой балкарский народ. На все просьбы и требования вернуть хотя бы часть того, что принадлежало семье моей до ссылки, приходилось слышать оскорбления и унижения в свой адрес и адрес своего народа, и вопросы полные издевательства и сарказма: «Какие балкарцы? Откуда вы появились, вас разве не уничтожили?». Подобное исходило не только от рядовых людей, но и людей наделенных властью. С клеймом «враги народа, изменники Родины» мне и моей семье еще долго пришлось жить после возвращения из ссылки. Даже в настоящее время к представителям балкарской национальности относятся как ко второму сорту, считая балкарцев малочисленными и постоянно напоминая о выселении.
14.3. Согласно справке о реабилитации № 35612 от 28.05.1996г. (см. Приложение № 1) Я была реабилитирована как дочь родителей подвергшихся политическим репрессиям по национальному признаку. Таким образом, Российская Федерация официально признала меня жертвой политических репрессий.

14.4. После переложения с 01 января 2005 года расходных обязательств по обеспечению реабилитированных лиц мерами социальной поддержки, которыми стали именоваться льготы, на субъекты Российской Федерации (далее – РФ), я как жертва политических репрессий в соответствии со статьей 9 Закона Кабардино-Балкарской республики, жителем которой я являюсь, «О государственной социальной поддержке отдельных категорий граждан в Кабардино-Балкарской республике» от 29 декабря 2004 года № 57-РЗ в 2011 году начала и продолжает пользоваться следующими из них:
Ежемесячной денежной выплатой в размере 700 руб.
Ежемесячной денежной компенсации пятидесяти процентов расходов на оплату коммунальных услуг (водоснабжение, водоотведение, вывоз бытовых и других отходов, газ, электрическая и тепловая энергия – в пределах нормативов потребления указанных услуг, установленных органами местного самоуправления) в размере 900 руб.;
14.5. В 2012 году Я обратилась в Эльбрусский районный суд с иском (см. Приложение № 2) к Казне РФ – Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда, причиненного мне как жертве политических репрессий по национальному признаку.
14.6. 07 февраля 2013 года Эльбрусский районный суд (по месту нахождения ответчика) отказал мне в удовлетворении моих исковых требований (см. Приложение № 3). При этом суд признал факт того, что я была репрессирована по политическим мотивам как лицо балкарской национальности, а также факт причинения мне соответствующих физических и нравственных страданий. В обоснование своего решения суд сослался на то, что на момент репрессии по политическим мотивам как лицо балкарской национальности законодательство не предусматривало возможности компенсации морального вреда, то есть возмещения в денежной форме причиненных физических и нравственных страданий. По мнению суда, норма о компенсации морального вреда была впервые предусмотрена Основами гражданского законодательства Союза Советских Социалистических Республик (далее – Основы законодательства и СССР соответственно), введенными в действие с 01 января 1992 года и распространенными на РФ с 03 августа 1992 года. В соответствии с Постановлением Верховного Совета СССР от 31 мая 1991 года, которым Основы законодательства были введены в действие, они подлежали применению только к правоотношениям, возникшим с 01 января 1992 года. Действующий в настоящее время Гражданский кодекс РФ (далее – ГК РФ), содержащий нормы о возмещении морального вреда, также применяется только к тем правоотношениям, которые возникли после введения его в действие (с учетом положений Федерального закона от 26 января 1996 года № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации», действие статей 1069 и 1070 ГК РФ, регулирующих вопросы ответственности за вред, причиненный государственными органами, распространяется на случаи его причинения не ранее 01 марта 1993 года), поэтому, по мнению суда, не может быть основой для удовлетворения моих требований . Помимо этого суд сослался на пункт 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в соответствии с которым требования о компенсации морального вреда не подлежат удовлетворению, если таковой был причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право лица на его компенсацию. Верховный Суд РФ обосновал это тем, что в соответствии с пунктом 1 статьи 54 Конституции РФ закон, усиливающий ответственность по сравнению с действовавшим во время совершения противоправных действий, не может иметь обратной силы.
Кроме того, в обоснование своего решения суд указывает на то, что в Законе РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» отсутствуют нормы, прямо регулирующие вопросы, связанные с компенсацией указанным лицам морального вреда.
Мою ссылку на применение по настоящему спору положений статьи 1 Протокола № 1 Конвенции суд признал необоснованной. По мнению суда, моё право на денежную компенсацию морального вреда не возникло, ущемление прав как истицы на имущество, которое я могла законно ожидать, не имело место.
14.7. 17 апреля 2013 года Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Кабардино-Балкарской республики рассмотрев мою апелляционную жалобу на решение, указанное в п. 14.6 настоящей Жалобы, согласилась с доводами суда первой инстанции и оставила обжалованное решение в силе (см. Приложение № 4).
III. EXPOSÉ DE LA OU DES VIOLATION(S) DE LA CONVENTION ET / OU DES PROTOCOLES ALLÉGUÉE(S), AINSI QUE DES ARGUMENTS À L’APPUI
STATEMENT OF ALLEGED VIOLATION (S) OF THE CONVENTION AND / OR PROTOCOLS AND OF RELEVANT ARGUMENTS
ИЗЛОЖЕНИЕ ИМЕВШЕГО (ИХ) МЕСТО, ПО МНЕНИЮ ЗАЯВИТЕЛЯ, НАРУШЕНИЯ(Й) КОНВЕНЦИИ И/ИЛИ ПРОТОКОЛОВ К НЕЙ И ПОДТВЕРЖДАЮЩИХ АРГУМЕНТОВ
(Voir § 19 (с) de la notice)
(See § 19 (c) of the Notes)
(См. § 19 (в) Пояснительной записки)
СУЩЕСТВО НАРУШЕНИЯ
15.1. Я полагаю, что в отношении меня было нарушено право на уважение собственности, гарантированное в статье 1 Протокола № 1 к Конвенции, предусматривающей:
«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов и штрафов».
15.2. Я, являясь лицом, признанным жертвой советских политических репрессий и реабилитированным в установленном российским законодательством порядке, считаю, что в отношении меня была нарушена статья 1 Протокола № 1 к Конвенции, поскольку у меня имеется собственность в виде основанного на Законе «О реабилитации» и Конституции РФ правомерного ожидания возмещения ущерба, причиненного физическими и нравственными страданиями, связанными с незаконными репрессиями по политическим мотивам по национальному признаку, в право на уважение которой было осуществлено вмешательство путем законодательного ограничения размера полагающейся мне в связи с этим компенсации, которая не соответствует причиненному мне моральному вреду, чем нарушается баланс между интересами общества и правом на уважение моей собственности.
Наличие у Заявителя собственности
15.3. У меня имеется собственность в виде возникшего из Закона «О реабилитации» и Конституции РФ (статьи 52 и 53) правомерного ожидания возмещения ущерба, причиненного мне физическими и нравственными страданиями, связанными с незаконными репрессиями по политическим мотивам по национальному признаку, то есть морального вреда.
15.4. Преамбула Закона «О реабилитации» (в первоначальной редакции) устанавливала, в частности, что:
«Целью настоящего Закона является реабилитация всех жертв политических репрессий, подвергнутых таковым на территории РСФСР с 25 октября (7 ноября) 1917 года, восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной в настоящее время компенсации материального и морального ущерба».
15.5. Конституция РФ определяет:
«Статья 52.
Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.
Статья 53.
Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.».
15.6. Конституционный Суд РФ в своем Определении от 15 мая 2007 года № 383-О-П «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Волика Ивана Васильевича на нарушение его конституционных прав законом Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» указал, что Закон «О реабилитации» представляет собой публично-правовое обязательство, основанное, в том числе, на Конституции РФ, которое направлено на имущественную компенсацию причиненного жертвам политических репрессий ущерба, в том числе и морального вреда. Последнее обстоятельство особенно важно, учитывая исключение Федеральным законом от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ с 01 января 2005 года из преамбулы Закона «О реабилитации», в которой сформулирована его цель, указания на возмещение морального вреда и отсутствие в Законе иных положений о необходимости компенсации причиненных физических и нравственных страданий. По мнению Конституционного Суда РФ, названное публично-правое обязательство схоже с гражданско-правовым, хотя и отличается от него, так как Закон «О реабилитации» является специальным нормативно-правовым актом, особым образом действующим во времени, в пространстве и по кругу лиц:
«Согласно Конституции РФ права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом; государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статья 52); каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти и их должностных лиц (статья 53).
Закон Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» (в настоящее время действующий в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ), целью которого, как следует из преамбулы, является реабилитация всех жертв политических репрессий, подвергнутых таковым на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 года, восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной в настоящее время компенсации материального ущерба, направлен на реализацию приведенных конституционных положений в отношении лиц, пострадавших от необоснованных репрессий. Принимая данный Закон, федеральный законодатель исходил из признания того, что за годы Советской власти миллионы людей стали жертвами произвола тоталитарного государства, подверглись репрессиям за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и иным признакам, и что Россия как демократическое правовое государство осуждает многолетний террор и массовые преследования своего народа как несовместимые с идеей права и справедливости.
Таким образом, Закон Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий», которым Российская Федерация как демократическое и правовое государство признает действия тоталитарного режима антизаконными, представляет собой, по существу, публично-правовое обязательство, направленное на компенсацию в имущественной сфере ущерба, причиненного пострадавшей категории граждан, и, следовательно, на защиту права, гарантированного им статьей 53 Конституции Российской Федерации, а потому предполагает также использование механизмов, сходных с гражданско-правовыми обязательствами вследствие причинения вреда (глава 59 ГК Российской Федерации). Вместе с тем как специальный нормативно-правовой акт данный Закон по своему действию во времени, пространстве и по кругу лиц существенно отличается от общего гражданско-правового порядка регулирования и предполагает ряд упрощенных процедур восстановления прав реабилитированных лиц, получения ими определенных льгот и компенсаций, в том числе в возмещение не только имущественного, но и иного причиненного вреда, когда не могут быть применены общие нормы гражданского законодательства.

Закон Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» принимался в целях компенсации материального и морального вреда, причиненного репрессированным лицам, однако используемые в нем специальные публично-правовые механизмы компенсации не предусматривают – в отличие от гражданского законодательства – разграничения форм возмещения материального и морального вреда. В частности, согласно данному Закону – в дополнение к различным мерам социальной поддержки – лицам, подвергшимся политическим репрессиям в виде лишения свободы… и впоследствии реабилитированным, органами социальной защиты населения по месту жительства на основании документов о реабилитации и о времени нахождения в местах лишения свободы… единовременно выплачиваются денежные компенсации из расчета 75 рублей за каждый месяц лишения свободы…, но не более 10000 рублей (часть первая статьи 15). Такое регулирование, предполагающее возмещение в том числе неимущественного вреда, само по себе нельзя рассматривать как нарушение прав, вытекающих из статей 52 и 53 Конституции Российской Федерации.

Иное истолкование норм Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» – как исключающих моральный вред из объема подлежащего возмещению ущерба – не соответствовало бы статьям 52 и 53 Конституции Российской Федерации, что согласно пункту 2 ее раздела второго «Заключительные и переходные положения» после вступления в силу Конституции Российской Федерации являлось бы препятствием для применения данного Закона на территории Российской Федерации.».
15.7. Несмотря на то, что Конституционный Суд РФ в данном случае называет в качестве основания возникновения обязательства не гражданское законодательство, а Конституцию РФ и Закон «О реабилитации», это не лишает такое обязательство имущественного, экономического характера, что подчеркивается в названном Определении. Следовательно, в любом случае, имеет место «собственность» в том смысле, которое придается этому понятию Европейским Судом по правам человека (далее – Суд).
15.8. Действие главы III Закона «О реабилитации», устанавливающей последствия реабилитации, в соответствии со статьей 17 Закона распространяется и на жертв политических репрессий, которые были реабилитированы до его принятия. Таким образом, ее действие распространяется и на меня, реабилитированную в 1994 году (см. пункты 14.2. и 14.3. настоящей Жалобы).
15.9. Более того, российские власти в лице судов общей юрисдикции признают, что я, являюсь жертвой советских политических репрессий, а также то, что мне действительно причинен моральный вред незаконными репрессиями по политическим мотивам по национальному признаку (см. пункт 14.6. настоящей Жалобы).
15.10. Таким образом, я, реабилитированная как жертва советских политических репрессий, подпадаю под действие статей 52 и 53 Конституции РФ и соответствующих положений Закона «О реабилитации» и являюсь кредитором в имущественном, носящим экономический характер публично-правовом обязательстве по возмещению причиненных мне незаконными репрессиями по политическим мотивам по национальному признаку физических и нравственных страданий, то есть, располагаю собственностью в виде правомерного ожидания возмещения причиненного мне морального вреда.
Вмешательство в право собственности Заявителя
15.11. Вмешательство в право собственности Заявителя выражается в законодательном ограничении размера компенсации, которую она может получить в возмещение причиненного ей морального вреда, единственными формами которой являются так называемые «единовременная компенсация» и «льготы (меры социальной поддержки)», предусмотренные соответственно статьей 15 Закона «О реабилитации» и статьей 16 того же Закона, отсылающей (в действующей редакции) к законодательству субъектов РФ.
15.12. Закон «О реабилитации» и статьи 52 и 53 Конституции РФ образуют единственное правовое основание для правомерного ожидания Заявителя возмещения ей ущерба, причиненного физическими и нравственными страданиями в связи с незаконными репрессиями по политическим мотивам по национальному признаку. Общий порядок возмещения вреда, регулируемый гражданским законодательством, неприменим в ситуации Заявителя. Данный вывод вытекает из разъяснения Конституционного Суда РФ (см. пункт 15.6. настоящей Жалобы), а также сложившейся практики судов общей юрисдикции.
15.13. Отказ судов общей юрисдикции от применения общих положений гражданского законодательства о возмещении морального вреда, причиненного незаконными репрессиями по политическим мотивам по национальному признаку, к ситуациям, когда реабилитированное лицо заявляет о необходимости возмещения физического и нравственного ущерба, причиненного ему незаконным привлечением к уголовной ответственности и ссылкой в результате политических репрессий, подтверждается:
разъяснением Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в соответствии с которым требования о компенсации морального вреда не подлежат удовлетворению, если таковой был причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право лица на его компенсацию, при том, что в гражданском законодательстве РФ такое право впервые появилось только с 01 августа 1992 года и распространялось на правоотношения, возникшие не ранее 01 января 1992 года (см. пункт 14.6. настоящей Жалобы);
решениями судов первой и второй инстанции по делу Заявителя (см. пункты 14.6. и 14.7. настоящей Жалобы);
отсутствием практики возмещения морального вреда жертвам политических репрессий на основании гражданского законодательства по решениям судов общей юрисдикции, информация о чем была предоставлена Верховным Судом РФ Комитету Государственной Думы Федерального Собрания РФ по труду и социальной политике и отражена в заключении Комитета на законопроект № 467373-4, изложенном в приложении к решению Комитета от 22 мая 2008 года № 3.2-16/2 (см. Приложение № 5).
15.14. В связи с тем, что Закон «О реабилитации» и статьи 52 и 53 Конституции РФ образуют единственное правовое основание для правомерного ожидания Заявителя возмещения ей ущерба, причиненного физическими и нравственными страданиями в связи с незаконными политическими репрессиями по национальному признаку, формы компенсации, предусмотренные Законом «О реабилитации», являются единственными доступными Заявителю.
15.15. Несмотря на то, что текст Закона «О реабилитации» никогда не описывал форм возмещения причиненных физических и нравственных страданий, из ряда Определений Конституционного Суда РФ можно сделать выводы как о порядке возмещения, так и о его объеме. По мнению Конституционного Суда РФ, компенсация морального вреда жертвам политических репрессий производится посредством предоставления им так называемой «единовременной компенсации», а также «льгот (мер социальной поддержки)». Посредством их же одновременно возмещается причиненный материальный ущерб. Разграничения возмещения материального ущерба и морального вреда, в отличие от гражданского законодательства, Законом «О реабилитации» не проводится, что является, по мнению Конституционного Суда РФ, правом законодателя.
15.16. В своем Определении от 27 декабря 2005 года № 527-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Харитонова Вадима Петровича на нарушение его конституционных прав пунктами 1 и 7 статьи 6 Федерального закона «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» Конституционный Суд РФ указал:
«Предоставление реабилитированным лицам… льгот (именуемых теперь мерами социальной поддержки) было направлено на создание благоприятных условий для реализации прав и свобод названными категориями граждан и обеспечение их социальной защищенности. По своей природе эти льготы носили компенсаторный характер… и в совокупности с иными предусмотренными Законом Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» мерами были призваны способствовать возмещению причиненного в результате репрессий вреда.
Следовательно, льготы, которые устанавливались федеральным законодателем для реабилитированных лиц… в их материальном (финансовом) выражении входят в признанный государством объем возмещения вреда, включая моральный вред».
15.17. В своем Определении от 15 мая 2007 года № 383-О-П Конституционный Суд РФ разъясняет, что возмещение морального вреда кроме «льгот (мер социальной поддержки)» также производится путем предоставления «единовременной компенсации», предусмотренной статьей 15 Закона «О реабилитации» (см. пункт 15.6. настоящей Жалобы).
15.18. Таким образом, Закон «О реабилитации», являясь единственным нормативным актом, регулирующим объем компенсации, предусматривает, что возмещение морального вреда, причиненного незаконными репрессиями по политическим мотивам по национальному признаку лицу, впоследствии реабилитированного, возможно только в двух формах: в форме «единовременной компенсации», предусмотренной статьей 15 Закона «О реабилитации» и выплачиваемой из средств федерального бюджета, и в форме «льгот (мер социальной поддержки)», до 01 января 2005 года регулируемых Законом «О реабилитации» и выплачиваемых из средств федерального бюджета, а с указанной даты являющихся расходными обязательствами субъектов РФ.
15.19. «Единовременная компенсация», предусмотренная статьей 15 Закона «О реабилитации», выплачивается, исходя из 75 (семидесяти пяти) рублей за каждый месяц незаконного лишения лица свободы или помещения на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, но не может превышать 10000 (десяти тысяч) рублей. Таким образом, законодательством установлено ограничение размера компенсации, которая является средством возмещения причиненного лицу морального вреда.
15.20. «Льготы (меры социальной поддержки)», предусмотренные до 01 января 2005 года в Законе «О реабилитации», а с указанной даты – в законодательстве субъектов РФ, представляют собой закрытый перечень предоставляемых реабилитированным лицам четко определенных, в том числе в финансовом выражении, если это применимо к их характеру, мер социальной поддержки.
15.21. Статья 16 Закона «О реабилитации» (в первоначальной редакции) предусматривала, что «лица, подвергшиеся политическим репрессиям в виде лишения свободы, ссылки, высылки, направления на спецпоселение, привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы, в том числе в “рабочих колоннах НКВД”, иным ограничениям прав и свобод, необоснованно помещавшиеся в психиатрические лечебные учреждения и впоследствии реабилитированные, имеющие инвалидность или являющиеся пенсионерами, имеют право на следующие льготы (названы таковыми Законом РФ от 22 декабря 1992 года № 4185-1):
«первоочередное получение путевок для санаторно-курортного лечения и отдыха;
внеочередное оказание медицинской помощи и снижение стоимости лекарств по рецепту врача на 50 процентов;
предоставление инвалидам бесплатно в пользование транспортного средства при наличии соответствующих медицинских показаний и отсутствии противопоказаний к его вождению в соответствии с законодательством Российской Федерации;
бесплатный проезд всеми видами городского пассажирского транспорта (кроме такси), а также автомобильным и водным транспортом общего пользования (кроме такси) в пределах административного района проживания;
бесплатный проезд на железнодорожном и водном транспорте пригородного сообщения и в автобусах пригородных маршрутов;
бесплатный проезд (туда и обратно) один раз в год железнодорожным транспортом, а в районах, не имеющих железнодорожного сообщения, – водным, воздушным или междугородным автомобильным транспортом со скидкой 50 процентов стоимости проезда;
снижение (для реабилитированных лиц и совместно с ними проживающих членов их семей) размеров оплаты жилой площади и коммунальных услуг на 50 процентов в пределах норм, предусмотренных законодательством, а также стоимости топлива, приобретаемого в пределах норм, установленных для продажи населению, проживающему в домах без центрального отопления;
первоочередную установку телефона;
бесплатную установку телефона;
первоочередное вступление в садоводческие товарищества и жилищно-строительные кооперативы;
внеочередной прием в дома-интернаты для престарелых и инвалидов, проживание в них на полном государственном обеспечении с выплатой не менее 25 процентов назначенной пенсии;
бесплатное изготовление и ремонт зубных протезов (за исключением протезов из драгоценных металлов), льготное обеспечение другими протезно-ортопедическими изделиями;
льготное обеспечение продовольственными и промышленными товарами».
Законом РФ от 22 декабря 1992 года № 4185-1 уточнено, что автомобиль выделяется при отсутствии противопоказаний к его вождению, введены бесплатный проезд водным транспортом общего пользования, железнодорожным и водным транспортом пригородного сообщения и в автобусах пригородных маршрутов, бесплатная установка телефона, а также снижение оплаты жилой площади и коммунальных услуг на 50 процентов для лиц, проживающих совместно с реабилитированным. Применительно к ряду льгот (кроме обеспечения автомобилем, проезда один раз в год, бесплатной установки телефона и изготовления и ремонта зубных протезов) добавлено условие о том, что лица, их получающие, должны быть одновременно пенсионерами или инвалидами.
Действие льготы, заключающейся в бесплатном предоставлении автомобиля, было приостановлено на 2001-2004 годы Федеральными законами от 27 декабря 2000 года № 150-ФЗ, 30 декабря 2001 года № 194-ФЗ, 24 декабря 2002 года № 176-ФЗ, 23 декабря 2003 года № 186-ФЗ соответственно.
Федеральным законом от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ слово «льготы» в статье 12 Закона «О реабилитации» было заменено словами «меры социальной поддержки», а статья 16 была изложена в следующей редакции:
«Статья 16. Реабилитированные лица и лица, признанные пострадавшими от политических репрессий, обеспечиваются мерами социальной поддержки в соответствии с законами субъектов Российской Федерации.
Расходные обязательства по обеспечению мерами социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий, являются расходными обязательствами субъектов Российской Федерации.
Российская Федерация обеспечивает софинансирование мер социальной поддержки указанным категориям граждан путем предоставления бюджетам субъектов Российской Федерации субсидий, исходя из фактической численности, в пределах объемов средств, выделяемых на эти цели в федеральном бюджете на очередной финансовый год».
15.22. В соответствии со статьей 9 Закона Кабардино-Балкарской республики, в которой проживаю я, от 29 декабря 2004 года №57-РЗ «О государственной социальной поддержке отдельных категорий граждан в Кабардино-Балкарской республике» лицам, подвергшимся политическим репрессиям и впоследствии реабилитированным, являющимся пенсионерами, с 01 января 2005 года предоставляются следующие меры социальной поддержки:
«1) внеочередное оказание медицинской помощи по программе государственных гарантий по обеспечению населения Кабардино-Балкарской Республики бесплатной медицинской помощью в порядке, установленном Правительством Кабардино-Балкарской Республики;
2) прием на учет и обеспечение жилыми помещениями в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации и Кабардино-Балкарской Республики, право на его первоочередное получение нуждающихся в улучшении жилищных условий;
3) право на бесплатную консультацию адвоката по вопросам, связанным с реабилитацией;
4) преимущество при вступлении в садоводческие, огороднические и дачные некоммерческие объединения граждан;
5) первоочередная установка телефона.
2. Жертвам политических репрессий, имеющим инвалидность или являющимся пенсионерами, предоставляются также следующие меры государственной социальной поддержки:
1) ежемесячная денежная выплата в размере 400 рублей.
2) ежемесячная денежная компенсация пятидесяти процентов расходов на оплату занимаемой общей площади жилых помещений (в коммунальных квартирах – занимаемой жилой площади) в пределах социальной нормы площади жилья, установленной законодательством Кабардино-Балкарской Республики. Меры государственной социальной поддержки по оплате жилья предоставляются лицам, проживающим в жилых помещениях в жилищном фонде независимо от формы собственности, и распространяются на совместно проживающих с жертвами политических репрессий членов их семей;
3) ежемесячная денежная компенсация пятидесяти процентов расходов на оплату коммунальных услуг (водоснабжение, водоотведение, вывоз бытовых и других отходов, газ, электрическая и тепловая энергия – в пределах нормативов потребления указанных услуг, установленных органами местного самоуправления); лицам, проживающим в домах, не имеющих центрального отопления, – топлива, приобретаемого в пределах норм, установленных для продажи населению, и транспортных услуг для доставки этого топлива. Меры государственной социальной поддержки по оплате указанных услуг предоставляются независимо от вида жилищного фонда и распространяются на совместно проживающих с жертвами политических репрессий членов их семей;
4) сохранение обслуживания в поликлиниках и других медицинских учреждениях, к которым указанные лица были прикреплены в период работы до выхода на пенсию, а также внеочередное оказание медицинской помощи по программе государственных гарантий по обеспечению населения Кабардино-Балкарской Республики бесплатной медицинской помощью в порядке, установленном Правительством Кабардино-Балкарской Республики;
5) оплата стоимости изготовления и ремонта зубных протезов (кроме расходов на оплату стоимости драгоценных металлов и металлокерамики) в учреждениях здравоохранения по месту жительства, а также обеспечение другими протезами и протезно-ортопедическими изделиями в порядке, установленном Правительством Кабардино-Балкарской Республики;
6) внеочередной прием в дома-интернаты для престарелых и инвалидов, проживание в них на полном государственном обеспечении с выплатой не менее двадцати пяти процентов назначенной пенсии».
15.23. Таким образом, законодательством установлено ограничение на число и размер «льгот (мер социальной поддержки)», которые предоставляются, в том числе, в качестве средства возмещения причиненного реабилитированному лицу морального вреда. Более того, на ряд «льгот (мер социальной поддержки)» устанавливаются Правительством субъекта РФ дополнительные ограничения условий и порядка их предоставления (выделено подчеркиванием в п. 15.22).
15.24. Следовательно, обе из единственно доступных мне форм компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением меня к уголовной ответственности и лишением свободы – «единовременная компенсация» и «льготы (меры социальной поддержки)» – ограничены в своем объеме на законодательном уровне.
15.25. Я не получала «единовременной компенсации», так как я не была лишена свободы и не помещалась на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения. Единственно, я пользовалась и продолжаю пользоваться некоторыми из «льгот (мер социальной поддержки)» (см. пункт 14.4. настоящей Жалобы).
15.26. Исключение из текста преамбулы Закона «О реабилитации» упоминания о моральном вреде свидетельствует о том, что государство больше не признает факта причинения жертвам политических репрессий физических и нравственных страданий незаконными репрессиями. Более того, льготы (меры социальной поддержки) предоставляемые жертвам политических репрессий в том виде, в котором они имеют место, уравняли жертв политических репрессий с иными лицами, которым требуется социальная поддержка на общих основаниях, но жизненная ситуация которых не сравнима, однако, с последствиями массового государственного террора и не связана с виной самого государства. В этом контексте исключение гарантированности компенсации морального ущерба из преамбулы Закона «О реабилитации» выглядит как отказ от правовой и моральной обязанности государства.
Нарушение баланса между интересами общества и правом на уважение собственности Заявителя
15.27. Я полагаю, что размер установленной законодательством компенсации причиненных мне незаконными политическими репрессиями по национальному признаку физических и нравственных страданий не соответствует причиненному мне ущербу и нарушает баланс между интересами общества и правом на уважение моей собственности по причине явной несоразмерности объема получаемых мною «льгот (мер социальной поддержки)» причиненному вреду, фактической независимости размера возмещения от степени причиненных физических и нравственных страданий, а также отсутствия в настоящее время каких-либо здравых объяснений тому, почему РФ не в состоянии возместить причиненный вред в полном объеме незначительному (по естественным причинам) числу оставшихся в живых жертв советских политических репрессий.
15.28. Размер возмещения морального вреда, полагающегося мне и полученного (получаемого) мною в форме «льгот (мер социальной поддержки)», которые в настоящее время в денежном выражении оцениваются в 1600 (одну тысячу шестьсот) рублей в месяц (ежемесячная денежная выплата в размере 700 рублей и ежемесячная денежная выплата на оплату коммунальных услуг в 50-процентном размере от регионального стандарта стоимости жилищно-коммунальных услуг, составляющая 900 рублей; см. пункт 14.4. настоящей Жалобы), что эквивалентно порядка 35 (тридцати пяти) евро по текущему курсу, не соответствует физическим и нравственным страданиям, связанным с незаконными политическими репрессиями по национальному признаку.
__
15.29. РФ выплачивает лицам, незаконно привлеченным к уголовной ответственности, но не являющимся жертвами политических репрессий, по несколько сотен тысяч рублей за каждый год лишения свободы, в зависимости от обстоятельств дела, что подтверждается информацией, публикуемой в печати (см., например, Козлова Н. От тюрьмы до сумы // «Российская газета. Федеральный выпуск». 19 марта 2008 года. № 4615). Заявитель получил (получает) за причиненный ей ущерб суммы, на несколько порядков меньше, что является несправедливым.
15.30. Помимо этого, размер выплат практически не дифференцирован в зависимости от степени причиненных физических и нравственных страданий. Получаемые реабилитированными «льготы (меры социальной поддержки)» не зависят от срока, проведенного в местах ссылки, от личности заявителя или от каких-либо других обстоятельств конкретной ситуации, которая должна быть оценена для определения объема компенсации.
Более того, финансовые возможности разных регионов РФ различны, делегирование им полномочий по определению прав отдельных категорий граждан и размеров «льгот (мер социальной поддержки)» приводит к тому, что права жертв политических репрессий в разных регионах существенно отличаются, хотя они являются гражданами одного государства.
15.31. При принятии Закона «О реабилитации» в 1991 году в преамбуле было отмечено, что его целью является «обеспечение посильной в настоящее время компенсации материального и морального ущерба». Таким образом, законодатель фактически признал, что установленные предельные размеры «единовременной компенсации» и «льгот (мер социальной поддержки)», являющиеся формой возмещения вреда, не соответствуют размеру и характеру причиненного жертвам политических репрессий ущерба, в том числе, причиненному моральному вреду. В момент принятия Закона «О реабилитации» подобное ограничение представлялось обоснованным. По мнению экспертов, в 1991 году экономический кризис на территории бывшего СССР подошел к самой тяжелой фазе. В России произведенный национальный доход снизился на 11 процентов, валовый национальный продукт – на 9-10 процентов, резко упали объемы производства, росла инфляция и безработица, рыночный курс рубля по отношению к доллару США к концу года, то есть к моменту принятия Закона «О реабилитации» упал в 3-5 раз (по наличным/безналичным операциям), количество людей, находящихся за чертой бедности, уже ко второму кварталу 1991 года увеличилось в два раза по сравнению с предшествующим годом, дефицит республиканского бюджета за 11 месяцев 1991 года составил 39,4 миллиарда рублей (при курсе доллара США в начале года на уровне 35-40 рублей за один доллар, а к декабрю – 110-120 рублей) (см.: Российская экономика в 1991 году: Тенденции и перспективы. М.: Институт экономической политики, 1992).Однако по состоянию на начало 2013 года по данным Международного валютного фонда РФ является восьмой национальной экономикой мира по номинальному объему внутреннего валового продукта, а по данным Всемирного Банка РФ первая экономика в Европе и пятая в мире. По материалам Федерального казначейства РФ консолидированный бюджет РФ в январе-ноябре 2012 г. исполнен с профицитом в размере 1,735 триллионов рублей. (http://top.rbc.ru/economics/25/01/2013/842271.shtml), что составляет порядка 41 миллиарда евро по официальному курсу рубля по отношению к евро на конец 2012 года.
Таким образом, не представляется, что полная компенсация морального вреда, причиненного жертвам советских политических репрессий, является в настоящее время непосильной для государства.
15.32. Кроме того, не существует каких-либо расчетов, произведенных государством, которые демонстрировали бы, что оно не в состоянии выплатить справедливую компенсацию тому небольшому (по естественным причинам) числу жертв советских политических репрессий, которые остались в живых.
15.33. Таким образом, учитывая явную несоразмерность суммы «единовременной компенсации» и объема получаемых мною «льгот (мер социальной поддержки)» причиненному мне моральному вреду, фактическую независимость размера возмещения от степени причиненных физических и нравственных страданий, а также отсутствие в настоящее время каких-либо здравых объяснений тому, почему РФ не в состоянии возместить причиненный вред в полном объеме незначительному (по естественным причинам) числу оставшихся в живых жертв советских политических репрессий, можно сделать вывод о том, что полученная (получаемая) мною компенсация в возмещение причиненного морального вреда является несправедливой, нарушает баланс между интересами общества и моим правом на уважение моей собственности. Выплаченная (выплачиваемая) мне компенсация по сути отменяет признание государством факта многолетнего террора и массовых преследований своего народа и свидетельствует об отсутствии того глубокого сочувствия жертвам необоснованных репрессий, выразить которое был призван Закон «О реабилитации».
ПРИЕМЛЕМОСТЬ ЖАЛОБЫ
15.34. Российская Федерация признала юрисдикцию Суда с 05 мая 1998 года путем депонирования в городе Страсбурге ратификационных грамот, признав тем самым полномочия Суда принимать от физических лиц жалобы на нарушение властями норм Конвенции в соответствии со статьей 34 Конвенции в редакции Протокола № 11 к ней. И для меня не понятно, почему в нарушении норм Конституции РФ, как основного Закона РФ, где в ст. 15 в части 4 указывается преимущество принятых международных норм право, над Российскими, принятое и ратифицированное, всеми органами власти в РФ «конвенция о защите прав человека и основных свобод» в полном перечне протоколов от 1998 года, просто игнорирован, Российскими Судами.
15.35. Несмотря на то, что причинение мне морального вреда, право на возмещение которого является предметом настоящей Жалобы, равно как принятие Закона «О реабилитации», которым РФ приняла на себя ответственность за данный вред, имели место до 05 мая 1998 года, нарушение права моей собственности произошло после этой даты и носит длящийся характер.
15.36. Право моей собственности стало нарушаться в тот момент, когда предусмотренное законодательством ограничение размера компенсации причиненного мне морального вреда стало очевидно несправедливым, что напрямую связано с улучшением экономической ситуации в РФ, имевшим место в последнее время (см. пункт 15.31. настоящей Жалобы).
15.37. У меня отсутствуют эффективные средства защиты от изложенного в настоящей Жалобе нарушения права на уважение моей собственности, носящего длительный характер, что подробно изложено в разделе 16 настоящей Жалобы.
15.38. Настоящая Жалоба подается в рамках дела (досье) № 67306/13, заведенного Судом в связи с тем, что 17.10.2013 г. мною направлено письмо, в котором я впервые сообщила Суду о своем намерении обратиться с жалобой.
IV. EXPOSÉ RELATIF AUX PRESCRIPTIONS DE L’ARTICLE 35 § 1 DE LA CONVENTION
STATEMENTRELATIVE TO ARTICLE 35 § 1 OF THE CONVENTION
ЗАЯВЛЕНИЕ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 35 § 1 КОНВЕНЦИИ
(Voir § 19 (d) de la notice. Donner pour chaque grief, et au besoinsurunefeuilleséparée, les renseignementsdemandés sous les points 16 à 18 ci-après)
(See § 19 (d)of the Notes. If necessary, give the details mentioned below under points 16 to 18 on a separate sheet for each separate complaint)
(См. § 19 (г)Пояснительной записки. Если необходимо, укажите сведения, упомянутые в пунктах 16-18, на отдельном листе бумаги)
16. Décisioninternedéfinitive (dateetnaturedeladécision, organe — judiciaireouautre — l’ayantrendue)
Finaldecision (date, courtorauthorityandnatureofdecision)
Окончательное внутреннее решение (дата и характер решения, орган — судебный или иной — его вынесший)
16.1. Я, полагаю, что мне недоступны какие-либо эффективные национальные средства правовой защиты от нарушения, изложенного в настоящей Жалобе.
16.2. Несмотря на то, что я обратилась в суды общей юрисдикции с целью получения компенсации за причиненный мне моральный вред (см. пункты 14.6. – 14.7. настоящей Жалобы), данное средство защиты не является эффективным. Это подтверждается позицией Конституционного Суда РФ, считающего невозможным применение к подобной категории дел общего гражданско-правового порядка возмещения вреда (см. пункт 15.6. настоящей Жалобы), положениями Закона «О реабилитации» – единственного нормативного акта, который наряду с Конституцией РФ образует правовое основание для получения соответствующей компенсации, – который предусматривает лишь ограниченное возмещение, которое я получила (получаю) (см. пункт 14.4 настоящей Жалобы), отсутствием практики возмещения морального вреда, причиненного жертвам политических репрессий, по решениям судов общей юрисдикции (см. пункт 15.13. настоящей Жалобы), а также непосредственно отказом в удовлетворении моих исковых требований (см. пункты 14.6. – 14.7. настоящей Жалобы).
16.3. Если предположить, что обращение в Конституционный Суд РФ может при каких-либо условиях являться эффективным средством правовой защиты, то в моем случае оно не может быть признано таковым. В своем Определении от 17 июля 2007 года № 574-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждански Шварц Дарьи Германовны на нарушение ее конституционных прав положениями статьи 16.1 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» и статьей 9 Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», рассмотрев вопрос о конституционности законодательного ограничения размера компенсации за конфискованное у жертв политических репрессий имущество, Конституционный Суд РФ указал:
«Принимая на себя публично-правовое обязательство обеспечить жертвам политических репрессий посильную компенсацию материального ущерба, федеральный законодатель исходил из социально-экономического положения государства на момент вступления Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» в силу. Между тем размер этой компенсации, установленный частью шестой статьи 16.1 названного Закона, не пересматривался с 1 января 2001 года, когда вступил в силу Федеральный закон от 7 августа 2000 года «О порядке установления размеров стипендий и социальных выплат в Российской Федерации», которым в данную норму были внесены изменения и определено, что при невозможности возврата реабилитированным лицам сохранившегося имущества возмещается его стоимость в соответствии с произведенной в установленном порядке оценкой, но в размере не более 4000 рублей за имущество без жилых домов или 10000 рублей за все имущество, включая жилые дома.
При таких обстоятельствах Правительство Российской Федерации и Федеральное Собрание в рамках предоставленных им Конституцией Российской Федерации полномочий должны – исходя из финансовых возможностей государства, с учетом уровня инфляции, других социально-экономических факторов – определить, какой размер возмещения материального ущерба лицам, на которых распространяется действие Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий», может считаться посильной в настоящее время компенсацией материального ущерба, с тем чтобы возмещение им вреда осуществлялось в наиболее полном объеме и чтобы достижение провозглашенной Законом цели не ставилось под сомнение.
Формально оспаривая статью 16.1 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» и статью 9 Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», я фактически выражаю несогласие с вынесенными по конкретному делу судебными решениями, которыми неправильно, по моему мнению, применены оспариваемые нормы, устанавливающие специальные правила возмещения ущерба жертвам политических репрессий в ограниченном размере, вместо общих правил гражданского законодательства о возмещении вреда в полном объеме. Между тем проверка законности и обоснованности судебных решений Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственна в силу статьи 125 Конституции Российской Федерации и статьи 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
16.4. Поскольку ситуация моя сходна с изложенной, с той лишь разницей, что я ставлю вопрос о справедливой компенсации ущерба, причиненного физическими и нравственными страданиями, данный вопрос не относится, по мнению Конституционного Суда РФ, к его подведомственности.
16.5. Таким образом, единственным внутригосударственным средством исправления изложенного в настоящей Жалобе нарушения права на уважение моей собственности является изменение российского законодательства о компенсации морального вреда реабилитированным лицам, являющимся жертвами политических репрессий, к которому я непосредственно прибегнуть не могу.
Я обратилась в суд с иском о возмещении морального вреда, причинённого указанными репрессиями. В удовлетворении иска мне было отказано судами первой и апелляционной инстанции.
При таких обстоятельствах, имея на руках решения судов первой и второй инстанции, прихожу к выводу, что ни какими средствами правовой защиты в Российской Федерации, я не обладаю.
Я прошу Вас восстановить в российском законодательстве право репрессированных граждан на компенсацию морального вреда за многие годы репрессий, (с 8 марта 1944 года по 18 октября 1991 года, на основании пункта «в» ст. 3 Закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» и Закона РФ от 1 июля 1993 года «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов»), преследований за принадлежность меня к определённой этнической группе, унижений человеческого и гражданского достоинства, материальных и душевных лишений и переживаний, за преждевременную, вызванную действиями государства смерть моих родных и близких, произвол правоохранительных и иных государственных органов в отношении меня и моего репрессированного народа, подорванное здоровье, трудности, испытанные после возвращения на родную землю и по другим основаниям.
17.Autresdécisions (énuméréesdansl’ordrechronologique en indiquant, pour chaquedécision, sa date, sa nature et l’organe -judiciaireouautre — l’ayantrendue)
Other decisions (list in chronological order, giving date, court or authority and nature of decision for each of them)
Другие решения (список вхронологическом порядке, даты этих решений, орган — судебный или иной — его принявший)
Других решений нет.
18. Disposez-vous d’un recoursquevousn’avez pas exercé? Si oui, lequelet pour quel motif n’a-t-il pas étéexercé?
Is there or was there any other appeal or other remedy available to you which you have not used? Ifso, explainwhyyouhavenotusedit.
Располагаете ли Вы каким-либо средством защиты, к которому Вы не прибегли? Если да, то объясните, почему оно не было Вами использовано?
Нет, не располагаю.
V.EXPOSÉ DE L’OBJET DE LA REQUÊTE
STATEMENTOF THE OBJECT OF THE APPLICATION
ИЗЛОЖЕНИЕ ПРЕДМЕТА ЖАЛОБЫ
(Voir § 19 (e) de la notice)
(See § 19 (e)of the Notes)
(См. § 19 (д)Пояснительной записки)
19.1. Я, являясь лицом, признанным жертвой советских политических репрессий и реабилитированным в установленном российским законодательством порядке, считаю, что в отношении меня была нарушена статья 1 Протокола № 1 к Конвенции, поскольку у меня имеется собственность в виде основанного на Законе «О реабилитации» и Конституции РФ правомерного ожидания возмещения ущерба, причиненного физическими и нравственными страданиями, связанными с незаконными репрессиями по политическим мотивам по национальному признаку, в право на уважение которой было осуществлено вмешательство путем законодательного ограничения размера полагающейся мне в связи с этим компенсации, которая не соответствует причиненному мне моральному вреду, чем нарушается баланс между интересами общества и правом на уважение моей собственности.
19.2. Я, прошу признать, что в отношении меня была нарушена статья 1 Протокола № 1 к Конвенции, и присудить мне справедливую компенсацию, в Протоколе №4 «Конвенции о правах человека и основных свобод» указывается, что «насильственное выселения населения или депортация является преступлением против человечности» и по этому преступлению, нет срока давности. В соответствии Протокола №11 от 11.05.1994г. Конвенции в ст. 3 указывает на «компенсацию в случае судебной ошибки». Имея в виду, что суда над нами не было и уголовного преступления ни я, ни мои родственники не совершали, и в последствии органами власти было подтверждено, официально, незаконное лишения свободы моих родителей на 13 лет, далее и меня, а значит, я имею право, согласно нормам принятым УПК ст. 136 в ч.ч.2,3,4 в порядке гражданского иска согласно ст.1069 ГК РФ требовать компенсацию за моральный вред.
19.3. Статья 41 Конвенции, посвященная вопросу выплаты справедливой компенсации, предусматривает:
«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».
19.4. Я, прошу выплатить мне в соответствии со статьей 41 Конвенции следующей справедливой компенсации – 5 000 000 (пять миллионов) рублей, что составляет порядка 111 200 евро по официальному курсу рубля по отношению к евро на дату подачи настоящей Жалобы.
VI.AUTRES INSTANCES INTERNATIONALES TRAITANT OU AYANT TRAITÉ L’AFFAIRE
STATEMENT CONCERNING OTHER INTERNATIONAL PROCEEDINGS
ДРУГИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ИНСТАНЦИИ, ГДЕ РАССМАТРИВАЛОСЬ ИЛИ РАССМАТРИВАЕТСЯ ДЕЛО
(Voir § 19 (f) de la notice)
(See § 19 (f)of the Notes)
(См. § 19 (е)Пояснительнойзаписки)
20.Avez-vous soumis à uneautre instance internationaled’enquêteou de règlement les griefsénoncésdans la présenterequête? Si oui, fournir des indications détaillées à cesujet.
Have you submitted the above complaints to any other procedure of international investigation or settlement? Ifso, givefulldetails.
Подавали ли Вы жалобу, содержащую вышеизложенные претензии, на рассмотрение в другие международные инстанции? Если да, то предоставьте полную информацию по этому поводу.
Нет, в другие международные инстанции жалоба не подавалась.
VII. PIÈCESANNEXÉES
(PAS D’ORIGINAUX,UNIQUEMENT DES COPIES;
PRIÈRE DE N’UTILISER NI AGRAFE, NI ADHÉSIF,NI LIEN D’AUCUNE SORTE)
LIST OF DOCUMENTS
(NO ORIGINAL DOCUMENTS, ONLY PHOTOCOPIE;
DO NOT STAPLE, TAPE OR BIND DOCUMENTS)
СПИСОК ПРИЛОЖЕННЫХ ДОКУМЕНТОВ
(HEПРИЛАГАЙТЕ ОРИГИНАЛЫ ДОКУМЕНТОВ, А ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ФОТОКОПИИ;
НЕ СКРЕПЛЯЙТЕ, НЕ СКЛЕИВАЙТЕ И НЕ СШИВАЙТЕ ДОКУМЕНТЫ)
(Voir § 19 (g) de la notice.Joindrecopie de toutes les décisionsmentionnées sous ch.IV et VI ci-dessus. Se procurer, au besoin, les copies nécessaires, et. encasd’impossibilité, expliquerpourquoicelles-ci ne peuvent pas êtreobtenues. Ces documents ne vousseront pas retournés.)
(See § 19 (g)of the Notes. Include copies of all decisions referred to in Parts IV’ and VI above. If you do not have copies, you should obtain them. If you cannot obtain them, explain why not. No documents will be returned to you.)
(См. § 19 (ж)Пояснительной записки. Приложите копии всех решений, упомянутых в Разделах IVи VI. Если у Вас нет копий, Вам следует их получить. Если Вы не можете их получить, то объясните причину. Полученные документы не будут Вам возвращены.)
21. К настоящей Жалобе прилагаются следующие документы:
Приложение 1. Справка о реабилитации № 35612 от 28.05.1996 г.(дубликат).
Приложение 2. Исковое заявление в Эльбрусский районный суд Кабардино-Балкарской республики от 2012 г.
Приложение 3. Решение Эльбрусского районного суда от 07.02.2013 г.
Приложение 4. Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Кабардино-Балкарской республики от 17.04.2013 г.
Приложение 5. Решение Комитета Государственной Думы по труду и социальной политике № 3.2-16/2 от 22.05.2008 года.
VIII. DÉCLARATION ET SIGNATURE
DECLARATION AND SIGNATURE
ЗАЯВЛЕНИЕИПОДПИСЬ
(Voir § 19 (h) de la notice)
(See § 19 (h)of the Notes)
(См. § 19 (з)Пояснительнойзаписки)
Je déclare en toute conscience etloyautéque les renseignements qui figurentsur la présenteformule de requêtesont exacts.
Ihereby declare that, to the best of my knowledge and belief, the information I have given in the present application form is correct.
Настоящим, исходя из моих знаний и убеждений, заявляю, что все сведения, которые я указал(а) в формуляре, являются верными.
Lieu / Place / Место ГОРОД НАЛЬЧИК, г. ТЫРНЫАУЗ, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
Date / Date / Дата 16 декабря 2013 года
(Signature du / de la requérant(e) ou du / de la représentant(e))
(Signature of the applicant or of the representative)
(Подпись заявителя или его представителя)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нравится(1)Не нравится(0)