Когда бьют по одному честному лицу —
все честные лица должны испытывать
и боль, и негодование, и муку попранного
человеческого достоинства.

Леонид Андреев

Ибо сказано в Книге Притчей Соломоновых: «Человек милосердный благотворит душе своей…»* Обладают ли милосердием государевы люди всех рангов и калибров? Сие чувство им неведомо и полностью противопоказано по «долгу службы». Напротив, они яро изгаляются в бессердечии, равнодушии и жестокости. Одно из их проявлений – оголтелое хамство Российского государства в отношении репрессированных народов.

Помимо всего прочего, государственное хамство проявляется и в праздновании «дня защитников Отечества» и «международного женского дня». На их празднование именно в эти дни наложен отпечаток откровенной аморальности и недальновидности государства, так как они являются трагическими датами начала депортации аккинцев, балкарцев, ингушей и чеченцев.

Показателем доброй воли и неуклонного стремления Российского государства продвигаться в направлении нравственного оздоровления общества стал бы перенос этих праздников на другие даты. Но, как показало время прошедшее после принятия закона «О реабилитации репрессированных народов», у государева люда совершенно атрофированы чувства сострадания и милосердия, столь необходимые для их переноса на другие дни, а самое главное, для полномасштабного избавления всех «наказанных народов» от сталинского-хрущевского наследия.

В таком случае государеву люду, исходя из понятий государственной мудрости, следовало бы, после официоза поздравлений мужчин и женщин, хотя бы всякий раз публично напоминать российскому обществу о чудовищной трагедии, которая постигла в эти дни аккинцев, балкарцев, ингушей и чеченцев.

А затем пожелать женщинам России, чтобы Всевышний уберег их от участи стать матерями, сестрами, дочерьми и женами мужчин – государственных деятелей любых рангов и рядовых граждан, способных обратиться в ужасающих монстров – карателей и палачей собственных народов.

Во-вторых, после официальных поздравлений мужчин, государевы люди просто обязаны были бы предостеречь их от удела расстреливать, сжигать заживо, сбрасывать в пропасть, топить или умерщвлять голодом, холодом и болезнями, отрывать от своего родного края собственные народы, беспощадно швыряя их в жернова депортации.

В любом случае, аморально устраивать танцы и пляски, предаваться возлияниям и наделять женщин или мужчин подарками в то время, когда твой сосед – собрат по Отечеству, погружен в тризну памяти, в горесть и печаль, поминая десятки и сотни тысяч соплеменников, умерщвленных государством, десятилетия жизни, проведенные в изгнании, отсутствие достойных условий, позволяющих реализовать потенциальные возможности своего политического, экономического и культурного развития наравне с другими народами России. Разнузданное надругательство над чувствами «наказанных народов», зажатых в тиски бессердечия, хамства, произвола, бесправия и беззакония** Российского государства, не прекращается по сей день.

Мы – дети геноцида, никогда не забывали, не прощали и не простим государству его тяжкий грех тотального глумления над нашими чувствами во время депортации, в пору десятилетий прозябания в изгнании, а также в последепортационную эпоху. Тому порукой – духовное наследие наших народов. В этом нас наставляет и великая русская литература: «Издевательство над чужими страданиями не должно быть прощаемо».***

Нет, не прощаемо! И потому Праздник Победы для нас – «наказанных народов», должен стать одновременно и Днем возмущения, горести и протеста. Представить себе все это можно следующим образом.

Гордясь великой Победой над фашизмом и отдавая дань памяти ее творцам, мы в тоже время непременно со скорбью и возмущением вспомним солдат и офицеров из числа народов-узников – фронтовиков-изгоев, которых изгнали с фронта вслед своим депортируемым народам.

Мы с горечью, замешанной на негодовании, поименно вспомним фронтовиков-изгоев, умерших в изгнании, так и не узрев свой отчий край.
Мы, терзаясь сердечной болью, напомним своим детям и внукам о фронтовиках-изгоях, которых не допустили даже на порог собственного дома после исхода из пекла депортации, а также полностью либо частично лишили права на возвращение к местам прежнего проживания.

Мы вспомним фронтовиков-изгоев, подвергшихся такой безбожно аморальной экзекуции и умерших, не дождавшись от государства справедливости и законности.
Мы будем в крайней степени возмущения из-за того, что память о фронтовиках-изгоях, павших за Отечество, подвергается осквернению «демократическо-правовым» государством посредством поругания чести и национального достоинства их потомков, их народов…

Хамзат Фаргиев

8 мая 2018

http://www.proza.ru/2018/05/08/756

http://kavkasia.net/Russia/article/1525805469.php

Примечания
* Книга Притчей Соломоновых, 11 : 17.
** Данное беззаконие проявляется в экстремистском отказе Российского государства от исполнения собственного закона «О реабилитации репрессированных народов» и вердиктов собственного, а не иноземного, Конституционного Суда о территориальной, политической и культурной реабилитации народов-узников.
*** Антон Чехов. «Драма на охоте».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нравится(0)Не нравится(0)