Тема исторического прошлого, достоверности тех или иных событий, принадлежность памятников культуры и археологии, отделение мифов от реальных событий – одна из самых болезненных для Северного Кавказа.

Особенно, касаемо такой малоизученной и крайне политизированной в последние годы области, как история Аланского Царства, охватывавшего в средние века значительную часть территории Кавказа. А сегодня ставшего объектом исторической и политической конкуренции между несколькими народами региона.

OnKavkaz в рамках своей серии видео-интервью со знаковыми для Кавказа экспертами, приглашает к беседе со старшим научным сотрудником Лаборатории медиевистических исследований, кандидатом исторических наук Андреем Виноградовым.

Автором данного цикла является известный журналист, режиссер, кинодокументалист Ильяс Богатырев. Вниманию наших читателей и, теперь уже, зрителей мы представляем и видео-версию интервью с приглашенным к беседе экспертом, и текстовую версию ключевых тезисов и идей, озвученных им в ходе беседы.

Андрей Виноградов:

Кавказом я стал заниматься совершенно случайно, с 2004 года. Все началось с изучения фресок Сентинского храма в Карачаево-Черкесии.

После 6 лет работы на Кавказе в 2011 году мы с Денисом Белецким выпустили книгу «Нижний Архыз и Сенты – древнейшие храмы России».

Проблема плохого состояния памятников археологии, архитектуры, этнографии комплексная. Не ведется просветительская деятельность местного населения в СМИ о ценности этих памятников. …Когда речь идет о реставрации памятников, в основном подразумевается выгода.

Если сравним Шанинский и Сентинский храм, то у жителей разное отношение. Для жителей Коста Хетагурова, это их храм Святого Георгия. Варварски покрасили часть храма, но как-то занимались храмом. В Нижней Теберде Сентинский храм ни для кого святыней не является.

На Северном Кавказе расцвела грабительская археология. Интерес к памятникам истории у специфической группы населения – той, которая промышляет черной археологией. Если не остановить это на государственном уровне, то скоро мы лишимся всех древностей.

Поскольку исламизация местного населения прошла достаточно поздно, то традиции прервались. Они знают, что эти храмы построили их предки аланы, но не могут осознать ценность того, что у них есть. Важна просветительская политика.

Путешественники 19 века писали, что ни один карачаевец из сакли не выйдет, пока не возьмет с собой амулет с греческими буквами, хоть в этом смысла нет, но используют.

На Северном Кавказе, кроме части Дагестана, нигде глубокой исламизации нет.

Для многих народов на Северном Кавказе невозможно проследить время, когда они туда пришли. Явления их истории древние. К примеру, в 800 году до рождества Христова кубачинский язык отделился от даргинского. Они там жили давно. Те же славяне или тюрки много раз поменяли места своего обитания.

С другой стороны, бесписьменность территории тоже вызывает вопросы. Как рассказывать историю про алан? …Много моделей, разъясняющих проживание разных народов на Кавказе. Это вызывает определенные сложности.

В мусульманских республиках не заостряют внимание на христианском прошлом. В других республиках начинается борьба за то, кто считаются настоящими аланами. Это тупиковый путь, которых исходит из современных народов и границ. Для средневекового человека понятие в чистом виде не существовало.

У нас много говорят о межнациональной дружбе, но как доходит до дела, не могут объяснить простейшие факты. Про некоторые вещи надо говорить открыто. Например, про то, как Российская Империя относилась к ингушам, осетинам и т.д. Это не надо скрывать, но это в прошлом. Мы должны смотреть в будущее, но опираться на культурный багаж Северного Кавказа, который у нас есть.

При работе с памятниками истории важнее всего государственная политика и подбор кадров, а не форма собственности. Пока будут передавать от одной организации к другой, принадлежащей к какому-то клану, то клан будет заинтересован только в получении денег.

Есть случаи, когда памятники разрушают. Например, монастырь в Северной Осетии. …Памятники должны оставаться в собственности государства.

У всех пошла мода и мания на юбилеи. Не только у нас, но и на Украине. Юбилей христианства на Северном Кавказе – это страсть к юбилеям.

Думаю, для властей Северной Осетии юбилей 1100-летия Алании очередной способ подчеркнуть свою идентичность. Для властей КЧР было бы умно провести юбилей совместно, пусть даже не в тот год, когда это было на самом деле. И показать этим, что мы тоже гордимся нашей историей.

То, что это не делается, говорит о местечковой узости. Мне кажется, для местных властей ошибочно думать, что мусульмане по этому поводу рассердятся. Это можно подчеркнуть не в религиозном, а культурном аспекте.

Если правильно подать документальный фильм об Алании, то он может послужить объединяющим фактором, по крайней мере, на Центральном Кавказе.

Источник: Он Кавказ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нравится(0)Не нравится(0)